04 Апрель 2014

Лекция Георгия Ростовщикова: "Главное, чтобы торговля была"

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

В марте я бессовестно прогуляла университет ради лекции Георгия Ростовщикова, которая проходила на ЗИЛе под опекой Людмилы Норсоян, за что ей большое спасибо (о лекции Артема Кривды на том же ЗИЛе читайте тут). Если честно, пришла я туда из-за Гошиных тегов в Instagram) Мне показалось, что у этого #худогоибогатого отменное чувство юмора. 

В сухом остатке - МГУ я прогуляла не зря) Ростовщиков - главный байер мужского сегмента в Podium Market и Podium Concept Store. При этом всем ему очень мало лет, что-то в районе 24-25, он переехал в Москву всего три года назад и оказался единственным человеком из всех, кого я знаю, который честно признается, как сильно любит деньги. Не любить их и заниматься продажами - это немножечко странно, согласитесь. А Ростовщиков любит, вот и продажи у него как при советском дефиците. Кроме того, Гоша умеет продавать #тяжелыйлюкс - это когда соболя, глазированные бриллиантами на сумке Chanel. Ура) 

Думаю, на этой лекции стоило бы побывать всем, кто имеет к прикладной моде хоть какое-то отношение - и дизайнерам, и продавцам, и директорам магазина, и байерам, конечно. И мне было очень интересно тоже, потому что я узнала массу нового о том, почему полные дамы - это "буси", а пресса - это "к сожалению")

 

 

 

 

О БАЙЕРАХ И БЛОГЕРАХ

 

Мне раздражает, когда на первом ряду сидят блогеры, а на втором и третьем — байеры.
Возможно, я тоже стану блогером, поэтому их не люблю. Просто я считаю, что о моде должны писать либо профессионалы, либо фанатичные потребители. Я сомневаюсь, что чиновнику интересно мнение 15-летнего мальчика о куртке Zilli, которую тот даже потрогать не может. Как сказала Франка Социани: «Мне не интересно мнение друзей моего сына».

 

К байерам прислушиваются. Это власть: купить — не купить. В Европе байеры сидят по размеру бюджета: первый ряд — несколько сотен тысяч, standing — пять тысяч, например. Связка «клиент-байер-товар» - это, в итоге, самое главное.

 

 


О РУССКИХ ДИЗАЙНЕРАХ


Русским дизайнерам лучше делать массовую моду: 30-50 тысяч за нашего дизайнера — это уже вряд ли. Делайте то, что могут купить ваши друзья: в крайнем случае вы точно сможете это продать. За русского дизайнера много не платят, если это не Bohemique.

 

90% наших стилистов и дизайнеров — это люди, которые не создали ещё ничего, но уже ощущают себя звездами. Пускай Рогов своровал у Balenciaga. Господи, да все воруют! Вон, Газинская думает, что у нее ворует Марк Джейкобс. Артем Кривда взял прекрасные чьи-то лекала и сделал отличный товар, очень про деньги. А одна моя знакомая девочка вложила 200 тысяч евро, и получилось полное говно. Дорогая, носи это сама! А деньги лучше отдай детям. Обидно, когда хорошие люди шьют плохие вещи.

 

Русские недели — это фестиваль сомнительной моды, а не индустрия. Если вы хотите делать чернуху и прочий кутюр, надо, конечно, рваться в Париж. В Лондон и Нью-Йорк байеры почти не ездят.

 

 

 

О ТОРГОВЛЕ

 

Шуршание денег в кассе для меня лучше всего. Если этого нет, если вы не знаете своего клиента, идите торговать колбасой.

 

Зима была очень сложной для люкса. В кризис люкс всегда проседает, потому что мужчина может сказать себе «Нет!» и ходить три года в черном. Но в любом случае, два раза подряд закупать одно и то же нельзя, пусть будет дефицит: без него торговли не бывает. В люксе работает такая же схема дефицита, как в советское время - «выкинули батнички». И запомните: информация — деньги. Чем больше вы расскажете о том, что девственницы отшили, а козы отвязали, тем лучше

 

Я очень люблю продавцов, хочу, чтобы все были сытые, нарядные и хорошо получали. Но в Москве очень много лживых и ленивых людей. Сейчас вот будем уволнять очень хорошего парня, который запизделся. В России вообще всегда что-то происходит, из-за чего все плохо работают: снег идет, слишком жарко, митинг, революция... Сначала было тяжело увольнять. Но Полина Киценко научила меня никогда не извиняться и не оправдываться. От меня просто так никто не уходит. Если всё-таки уходят и меня о них потом спрашивают, я, как правило, не жалею. Потому что меня в свое время тоже никто не жалел.

 

 

 

О ПОЛНЫХ ЖЕНЩИНАХ

 

Полные женщины — это мои буси. Они — самые благодарные клиенты. Потому что в Москве сейчас ужасная нехватка хороших вещей для полных женщин — базовых, а не фантазийки. Многие почему-то думают, что одеть полную женщину — это нацепить на неё наволочку и расписать батиком. Одежда размера plus озолотит своего создателя, особенно учитывая южнокавказский сегмент — он очень капитализированный. У Lanvin самый продаваемый размер — XXL, Chanel делает до 58 размера, а маленькие размеры всегда висят до сейлов. Японцы делают максимум XL, многие мужчины покупают 2 пиджака и сшивают в один

 

 

О ТОМ, КОГДА ВСЕ СТАНУТ МОДНЫМИ

 

Федор Бондарчук, Иван Ургант и Григорий Лепс — 3 самых важных мужчины-транслятора в России. Еще президенты: при Путине все хотели пиджак на трех пуговицах, а при Медведеве — на двух.

 

Мужики сейчас вообще стали очень смелыми в одежде: размеренный ряд юбок Givenchy продается за один день. Причем последние четыре года мужчины приходят в магазин сами. Без женщины они покупают намного смелее: необычные рубашки, подкладка, мелочевка. Рубашка, кстати, — единственный предмет одежды, где мужчина может позволить себе розовый.

 

Погружаясь в хорошую одежду, люди меняются. Рано или поздно все будут модными, это вопрос времени.

 


И пусть всё так сложится, чтобы мы могли носить только тяжёлое ;)

 

Анастасия

Теги:
Раздел: Про моду
Прочитано 1601 раз Последнее изменение Пятница, 09 Январь 2015 14:52
Социальные комментарии Cackle