14 Июль 2015

Girls Do It, Part 2: как создать самоокупаемый бренд одежды и првератить своих клиенток в фей

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Медиа

Пару месяцев назад я начала серию публикаций Girls Do It, в которой рассказываю о молодых и талантливых девушках, которым удалось превратить свое любимое дело в успешный бизнес, не идя на компромиссы с собой. И хотя с тех пор прошло многовато времени, я, с вашего позволения, продолжу)

 

Про Лесю Парамонову я впервые услышала на первом курсе. В 2012 году она выиграла конкурс уже несуществующей Недели моды Cycles & Seasons, и о Лесе вдруг все стали писать. Но я про нее и ее марку LES' (читается как «лес») узнала от знакомых девочек-дизайнеров, когда они жаловались на безденежье: «Мы работу найти не можем, а эта Леся сидит, рисует своих фей и рассказывает про сказочный лес». Ну, я, как любой нормальный человек, загуглила. И мне сразу тоже захотелось рассказывать про этот лес и этих фей: девочки в прозрачных платьях-рубашках, с кристаллами на лицах, с папоротниками в волосах были меньше всего похожи на обычных реальных людей. Не очень-то удивительно, что жюри выбрало тогда именно Лесю — ее одежда выглядит так, как если бы ее придумывал Питер Пэн. Или один из братьев Грим. Или кто-то, у кого дома живет единорог и ест ежевичное варенье.

 

С тех пор я хотела с Лесей познакомиться, а когда решила начать Girls Do It, перестала хотеть и написала ей в Facebook. За три года много чего поменялось: теперь Парамонова работает над недавно запустившимся интернет-магазином, снимает фильмы, делает коллаборации с тайваньскими художницами, брендами вроде Kiehl's и московскими концептуальными магазинами, ее одежда стала продаваться по всему свету и мелькать в глянцевых журналах, а известный британский блогер и классный журналист Сьюзи Лау считает ее чуть ли не любимым своим дизайнером.

Зато концепция марки LES' by Lesia Paramonova осталась прежней: Леся продолжает делать эльфийские платья и боди, сама рисует принты, сама стилизует лукбуки и иногда даже сама их снимает (половина лукбука, который принес ей победу в Cycles & Seasons, девушка вообще сняла на iPhone). А еще придумывает сказки, которые рассказывает всеми доступными способами.

 

Мне Леся тоже много всего рассказала — и про сказки, и про фей, и про то, как надо работать над маркой в России. Мы встретились в ее новом шоу-руме на Чистых прудах, и Леся, к моей исполинской радости, оказалась как раз такой, какой я себе ее представляла, — хорошей, нежной, с железным характером (без него никак). В общем, читайте и удивляйтесь вместе со мной) 

  

 

Леся Парамонова

 

 

Леся, расскажи чуть-чуть о себе, что считаешь нужным

 

Я училась в обычной школе и любила рисовать, как и все, мне кажется, дети, но без помешательства. Художественную школу я не заканчивала — родителям некогда было туда меня водить, в музыкальную тоже было некогда, поэтому во мне это все копилось, копилось, копилось. Когда я пошла в девятый класс, я поняла, что мне нет смысла оставаться в школе. Нужно было самоопределяться. Я абсолютно ничего не умела, но очень хотела самовыражаться. Я пошла в колледж на общий курс дизайна, который по верхам охватывал все направления. Уже после колледжа решила — одежда и только одежда. Мода может соединить в себе несколько направлений, и в ней можно рассказывать свои истории, самовыражаясь абсолютно по-разному. Я не могу похвастаться известными университетами, стажировками и прочим. Наверное, на каких-то людей это имеет влияние, когда человек идет куда-то и обретает уверенность в себе или получает навыки. Мне же было важнее изучить академический рисунок, например, — я изначально разрабатывала свою самобытность. Очень многие творческие деятели с детства растут с границами в голове: рисовать нужно только такой штриховкой, такие пропорции неверны и так далее. А я была как дикая трава.

 

 

Платье LES' by Lesia Paramonova, фотограф Алина Валитова

 

 

У тебя есть какой-то человек, который действительно сильно повлиял на тебя как на дизайнера? Даже если вы лично не знакомы

 

Конечно. На меня колоссальное впечатление произвел Александр Маккуин. Он заставил меня поверить в то, что самая настоящая магия может существовать, может быть востребованной. Я не знаю ни одного другого дизайнера, который бы так яро создавал атмосферу сверхъестественного вокруг своих творений. Недавно я побывала на его выставке в Лондоне — специально поехала туда ради этого, и у меня просто перехватило дыхание. Там воздух как будто заряжен, мне было очень тяжело находиться в музее, мне стало плохо, меня окутал какой-то серый кисель, и я даже не знаю, почему. В общем, я была очень впечатлена и в очередной раз убедилась в том, что он был гением. Маккуин же, по сути, мальчик из довольно простой семьи, который захотел сделать — и сделал. Естественно, в его жизни не обошлось без людей, в нужный момент выведших его в свет, но я уверена: если ты рожден с какими-то удивительными способностями, ты так или иначе встретишь этих людей.

 

 

 

 

Есть такая теория — и я считаю ее правильной — о том, что каждый человек рождается с определенными способностями, а дальше — вопрос того, хватит ли ему характера и силы воли вырастить его во что-то стоящее. Ты с этим согласна?

 

В чем-то согласна. Иногда я вижу вокруг себя очень способных знакомых — и не понимаю, почему они остались на нижней ступеньке, хотя им есть, что сказать миру. Для художника очень важно иметь силу идти вперед несмотря ни на что, воплощать свои идеи. Многие создают себе очень много «нет» вокруг: это я не могу сделать, потому что у меня нет того-то, это не могу, потому что нет этого. Но это не так. И деньги здесь совсем не главное. У меня их никогда особо не было, да и сейчас я в них не купаюсь, как Скрудж Макдак в золотых слитках. Все, что я зарабатываю, я вкладываю в коллекции. LES' — абсолютно самоокупаемая история, мы стараемся ни от кого не зависеть, и это делает нас уверенными в себе, потому что мы понимаем, что медленно, но верно идем к своей цели. А еще иногда важно прыгнуть через ступеньку вверх, иначе так и будешь плестись. Мне несколько лет назад очень помогла победа в конкурсе Cycles & Seasons. Я на тот момент уже была довольно потухшая из-за огромного количества неудачных конкурсов, LES' только-только зарождался, и мне все жюри говорили такие странные фразы, которых я даже толком не понимала. Как будто просто не нравилось — и все. И та победа резко вывела меня в свет. А потом у меня был выбор: либо ты хочешь здесь остаться, либо уходи обратно в тень. В Москве очень большая конкуренция — сегодня к тебе на показ пришли все модники, а завтра о тебе никто не вспомнит. Поэтому я взяла всю свою коллекцию и пошла в гости к разным маленьким шоу-румам предлагать свою одежду. Я не стала просто сидеть и ждать, пока на меня посыпятся звездочки.

 

 

 

 

А чем ты зарабатывала, чтобы отшивать первые коллекции?

 

Ничего необычного: сначала я была детским гримером. Работала в цирке, на детских праздниках и так далее, и мне все это очень нравилось — я думала, что если не сложится с одеждой, буду работать с детьми. После этого я работала стилистом: сама писала моделям, фотографам, находила одежду, с кем-то договаривалась — у меня были какие-то образы в голове, и я хотела их воплотить. Так можно было зарабатывать деньги, правда, небольшие. Потом я пошла работать в магазин JNBY, когда он еще был в универмаге «Цветной»: одевала манекены, по цветовой гамме развешивала одежду в зале, отвечала за визуальную составляющую. И вот как раз там я работала в последний раз перед LES' — мне нужны были деньги, чтобы покупать ткани. Родители поддерживали меня, чем могли, на бытовом уровне, но в университете я училась на бесплатном отделении, на то, что я хотела воплощать, я зарабатывала сама. Вот тогда я сделала первую коллекцию, с которой выиграла на Cycles & Seasons, постаралась чуть-чуть ее растиражировать, хотя бы по 2-3 единицы, потому что спрос был — обо мне тогда написали несколько известных журналов, и меня начали находить клиенты. Мне тогда было очень страшно, я целый год ходила в капюшоне — он был как такой кокон, это был психологический момент. И уже потом я поняла, что могу работать дальше, вне зависимости от «дружб», тусовок и прочего.

 

 

Какое место модные вечеринки и тусовки занимают в твоей жизни?

 

Ты знаешь, вообще никакого.

 

 

Но ведь зовут же, в любом случае.

 

Зовут. У меня даже есть порывы пойти, но останавливает то, насколько некомфортно я себя на таких мероприятиях чувствую. Я с многими знакома, могу поздороваться, спросить, как дела, и это будет первая ступень нашего общения, а дальше-то ничего и нет. В Москве же есть основная тусовка, которую мы видим на каждом мероприятии и в которую многие стараются попасть, многие даже, мне кажется, начинают одеждой заниматься для того, чтобы их в эту тусовку приняли. Каждому свое, но мне это не подходит. Это слишком ограниченно: а что дальше? Мне это нравилось в самом начале — я хотела узнать, как все устроено, кто все эти люди, кто куда ходит. Но потом интерес испарился. Любому редактору ты можешь отправить на почту лукбук, и тебе вовсе не обязательно выпивать с ним каждый вечер бокальчик Prosecco, как некоторые думают.

 

 

 

Кадр из лукбука коллекции Monstrology LES' by Lesia Paramonova

 

 

Но многие ходят на вечеринки, чтобы знакомиться там с it girls, потом отправлять им свои вещи, девушки выложат их в свои инстаграмы, а их подписчики эти вещи купят. Ты эти механизмы совсем не используешь?

 

У меня все получается естественным путем. Сколько свадеб было с моими платьями, а кто-то едет на край света, в Исландию, и присылает потом фотографии, все это так красиво, люди этим сами делятся. Я могла бы подарить платье человеку, который мне действительно искренне нравится, такой вариант я рассматриваю. Просто как подарок, все же друг другу подарки делают. Но когда ты только на этом заточен, на it girls, это же видно, все соцсети так открыты. Наверное, это дает быстрые результаты, но не факт, что долговечные. It girls сменяют друг друга очень быстро, и если за их плечами не стоит интересное дело или богатый внутренний мир, они недолго продержатся на плаву. Поэтому я уверена, что интереснее дарить вещи личностям, а не просто красивым девушкам.

 

 

Ты говорила, что после победы в конкурсе начался спрос на твои вещи, и ты старалась тиражировать их хотя бы по несколько штук. Теперь ты продаешься в нескольких странах. Кто шил для тебя тогда и кто шьет сейчас?

 

Тогда это делали портнихи, которых я находила на всяких форумах: на этих ресурсах сидят домохозяйки с профильным образованием, с разрядом, которые пока не могут выйти на полноценную работу, но могут работать дома. Сейчас мы арендуем цех в Подмосковье, и там мы отшиваем коллекции. Есть конструктор, с которым я постоянно работаю, есть человек — моя правая рука: всю организационную работу вроде общения с байерами он взял на себя. Раньше я все это делала сама, но так нельзя: кто-то что-то не то тебе скажет — и ты расстраиваешься, должно быть некоторое разделение. Команда постепенно разрастается: есть технолог, швеи... Нас около двенадцати человек.

 

 

 Кадр из первого лукбука LES', с которым Леся выиграла конкурс Cycles & Seasons

 

 

Недавно ты начала делать более базовые вещи: толстовки, спортивные брюки и так далее. Почему?

 

Я решила сделать что-то демократичное, удобное, но в моей концепции. Хочу расширять ассортимент, но пока не могу себе позволить сделать много разных моделей, будем потихоньку внедрять новинки. Клиенты к нам приходят, и каждому мы даем анкету, смотрим на развитие LES'. Это такой эксперимент. В России мало марок, которые держатся на собственном плаву: часто в них инвестируют богатые мужья или богатые компании. Я хочу сделать LES' самостоятельным брендом с линиями, подразрядами, с нижним бельем (очень хочется!), с обувью, аксессуарами, детское, мужское... Мы пытаемся понять, возможно ли такое в России.

 

 

И как по ощущениям? Возможно?

 

Ты знаешь, у нас очень оптимистический настрой. Нужно просто смотреть, что нравится людям и что хотят твои клиенты, но при этом не изменять себе. Очень много раз со мной связывались инвесторы и хотели вывести LES' во что-то более массовое или, наоборот, во что-то более гламурное и дорогое, но все так, как есть, иначе мне нет смысла этим заниматься. Я очень долго пыталась приучить людей к тому, что можно носить прозрачные платья, но комбинировать их с обычной одеждой, надевать вместо каблуков кеды и так далее. Иногда нужно просто показать людям, привести какой-то пример. Я очень радуюсь, когда приходят именно за красивыми удобными платьями, в которых ничего не сковывает движений. Вот сейчас я готовлю новую коллекцию и стараюсь выдерживать в ней золотую середину, чтобы не превратить девушек совсем уж в эльфов и чтобы при этом можно было носить всю одежду хотя бы на праздники.

 

 

Я в толстовке LES' by Lesia Paramonova

 

 

Сколько стоит самая дорогая и самая дешевая вещь LES'?

 

Самая дорогая — платье в цветочек из новой коллекции за 15 тысяч рублей. Столько же стоят шелковые рубашки, до этого были платья из органзы за 22 тысячи рублей, но их больше не осталось. Самые дешевые вещи стоят 2500: сумки, лосины, толстовки из старых коллекций. Эти цены складываются, потому что я не могу отшивать вещи в больших количествах. Я стараюсь выдерживать демократичные цены, особенно по сравнению с некоторым русскими дизайнерами — недавно я помогала готовить материал о построении русских марок, и ответ человека от Александра Терехова меня удивил: «Парка Alexander Terekhov стоит 200 тысяч, потому что это люкс». Ну, не знаю. Все-таки хочется какой-то правды. Я хочу занять ячейку доступных дизайнерских вещей.

 

 

А кто вообще приходит к тебе за одеждой?

 

Абсолютно разные девушки, но всех их объединяет творческое мышление — по-другому просто не скажешь. Кто-то говорит: «Я работаю бухгалтером, но так люблю сказки!». Они все приходят за сказочным настроением, хотя возраст может быть любым — от пятнадцати до сорока пяти и больше. Социальное положение тоже очень разное: есть и студентки, которые еле накопили на сумку и говорят, что копят на следующее платье теперь. А бывают очень обеспеченные дамы, которые скупают просто все и говорят: «Да у вас такие цены, что я каждую неделю буду заезжать за новинками, если они будут».

 

 

 

 

Ткани — сильная сторона твоей марки: ты сама рисуешь, сама печатаешь принты. А где ты их заказываешь?

 

Смотри: печатаем ткани в России...

 

 

Да ладно? Первый раз слышу, чтобы кто-то заказывал принты у нас.

 

Просто те, кто производит ткани в России, не очень в этом пока компетентны. Некоторые не берутся за работу: на Трехгорной мануфактуре еще можно заказать ткани в большом объеме, но они не хотят брать заказы со стороны и печатают свои принты. Зато появляется очень много компаний, которые закупают дорогие принтеры и делают хорошие ткани. Правда, это довольно долгий и трудоемкий процесс: нужно правильно подготовить рисунок, сделать множество цветопроб, выбрать подходящую ткань, потому что на разных материалах рисунок выглядит по-разному. Отдельные силы и нервы нужны для того, чтобы разговаривать с людьми на производстве, объяснять им, что мышки должны быть именно серыми, а не сиреневыми. Иногда говорят: «Мы тут подумали и решили, что этот принт будет лучше смотреться так», а у тебя от этого глаз дергается (смеется). Но это такое счастье, когда получается именно то, что ты хотел!

 

 

Ткани тоже российские?

 

Нет. К сожалению, найти хорошую российскую ткань невозможно, если это не ткань для постельного белья. Поэтому материалы итальянские, японские, корейские, турецкие. Все натуральное — хлопок, шелк и так далее.

 

 

 

 

А где ищешь поставщиков?

 

В Интернете. Есть масса компаний, которые предлагают покупать от 50, от 100 метров.

 

 

Ты заказываешь у них образцы?

 

У многих в Москве есть представительства. Еще у нас часто проходят выставки — например, Текстильпром на ВДНХ. Мне не так уж и сложно найти ткани, потому что принт я печатаю сама — мне нужна простая хорошая база, это можно заказать, не выезжая из Москвы.

 

 

Кадр из лукбука коллекции Monstrology LES' by Lesia Paramonova

 

 

Отучившись в институте, что ты можешь сказать о российской дизайнерской школе? Ее, в основном, ругают, но может быть, у тебя есть свое мнение о том, как обстоят дела.

 

Из плюсов — это действительно сильная школа в плане кроя, технологических навыков. Вся та база, которая делает тебя отличным художником-конструктором, у тебя появляется. Но есть другой важный момент: в поисках себя тебе не помогут. Не то чтобы ограничивают свободу, скорее, пытаются наложить на тебя свод правил, которых ты должен придерживаться.

 

 

Как думаешь, почему такой кризис именно творческой школы? Слишком взрослые преподаватели, которые воспитывались на других идеалах? Особенность российской моды как пока еще локального явления?

 

Мне сложно ответить на этот вопрос. Наверное, у нас и правда есть что-то такое в менталитете: «Мы лучше знаем». Разница в возрасте тоже играет свою роль: мне казалось, что молодые преподаватели больше идут навстречу своим студентам. Москва и Россия очень долго были в вакууме, но мы живем в совсем других условиях, и заниматься самообразованием нам ничего не мешает. Как только у меня в более-менее нормальном доступе появился дома интернет, я начала искать художников, иллюстраторов, дизайнеров одежды, чтобы все это посмотреть и этим подпитаться.

 

 

 

 

Кроме тебя в России есть еще как минимум одна девушка, которая сделала ставку на сказки и за счет этого прославилась, — я говорю об Алене Ахмадуллиной. Как тебе кажется, вы в одной плоскости работаете или нет?

 

Может быть, это покажется эгоистичным, но мне кажется, что сказочный стиль Алены — это коммерческий момент. И она берет уже существующие русские сказки, я же придумываю свои собственные миры, поэтому мне это сложнее продвигать. Когда ты отсылаешь к «Аленькому цветочку» или «Аленушке», это очень понятный подтекст для русского покупателя. А я часто слышу какое-то осуждение: мол, почему мышиные головы выросли из кустов ежевики на моих принтах, что за чернобыльские растения? Мне нравится Алена Ахмадуллина, она была одним из первых российских дизайнеров, которые вдохновили меня своей непохожестью, анти-гламурностью. Ее первые коллекции были дикими в хорошем смысле, сейчас все изменилось.

  

 

Лесь, во всех твоих интервью ты говоришь, что не видишь для себя смысла участвовать в наших Неделях моды. Я могу понять, почему ты так думаешь, но как тогда нашим молодым дизайнерам себя презентовать? В каких форматах?

 

Мне кажется, наша Неделя моды — это самолюбование дизайнера: вот мой подиум, вот мои модели, вот зрители. Для меня важнее то, что мои вещи каждый день продаются, а тратить деньги на показ я не могу себе позволить. 

 

 

А если бы они у тебя были?

 

Я бы потратила их на расширение ассортимента, на производство, на увеличение нашей команды. Знаешь, у нас в колледже нужно было пройти практику, и я пошла к Максиму Черницову — 5-6 лет назад он был очень популярен. Я нашла его профиль на Look At Me, который тогда переживал расцвет, и написала ему. Эта практика стала очень важным опытом: я посмотрела на всю эту кухню изнутри, поняла, что в ней есть особый шарм, но в какой-то момент наелась этого и решила, что мне пора отправляться в собственное плавание. Я считаю, что мне это очень помогло. А возможностей презентовать себя очень много: есть интернет, например. У меня сначала была страница на Tumblr, потом я написала своим любимым иностранным блогерам.

 

 

 

 

То есть на Сьюзи Лау (хозяйку популярного блога Susie Bubble) ты вышла сама?

 

Да, мне она очень нравится — то, как она пишет, ее мировоззрение, ее манера одеваться. А когда появилось то, что можно было ей показать, я написала на все пять почтовых адресов Сьюзи и ее агентов, она мне ничего не ответила — и через две недели вдруг опубликовала обо мне огромный пост. Сьюзи очень уважает Вику Газинскую и Гошу Рубчинского, а больше никого из России не знала, и в том посте написала: «Теперь я знаю еще Лесю и рада вам ее представить». Это было очень приятно. Я написала ей письмо и сказала, что хочу подарить ей платье. Сьюзи написала мне свой адрес, и я отправила ей цветочный комбинезон и прозрачное платье, которые она потом надела на открытие Олимпийских игр в Сочи. Все ее фотографировали, она еще раз написала пост — в общем, у нас завязалась дружба по переписке, Сьюзи освещала каждую новую коллекцию, а недавно мы наконец-то познакомились, когда она приезжала в Москву. Она ровно такая, какой я ее себе представляла. Ее статьи всегда интересные, и в жизни сама она тоже очень интересная.

 

 

Я на нее везде, где можно, подписана, и часто вижу, что Сьюзи носит твои вещи.

 

Да, у нее их уже довольно много. Мне нравится, как она их обыгрывает: не боится расстегнуть платье-рубашку, надеть его как летнее пальто поверх белой футболки и джинсов, завязать поверх что-то прозрачное — у нее есть фантазия, которое делает человека непохожим на всех остальных.

 

 

Сьюзи Лау в платье, леггинсах и боди LES' by Lesia Paramonova

 

 

Где сейчас можно купить вещи LES'? Кроме интернет-магазина и твоего шоу-рума.

 

Недавно мы начали сотрудничать с барселонским шоу-румом — они нас закупают в третий раз, работаем с Мексикой, с Нью-Йорком, продаемся в Австралии, в Великобритании, в множестве шоу-румов в российских регионах. Просто нужно понимать, что заказы могут поступать не каждый сезон — одна коллекция подходит под концепцию магазина, а другая нет, и они ждут следующую, чтобы закупить уже ее. Но основную ставку мы делаем на развитие нашего интернет-магазина.

 

 

 

 

Леся, если твои родители хотят, чтобы ты стал бухгалтером, а твои преподаватели в колледже говорят, что ты делаешь неправильную одежду, как продолжать гнуть свою линию и подпитывать себя, чтобы не свернуть со своего пути?

 

Нужно сесть и сопоставить свои способности со способностями окружающих: действительно ли ты настолько уникален, чтобы двигаться вперед? Если вы понимаете, что ничего подобного вокруг нет, то продолжайте обязательно. Надо найти в себе силы и доказать, что ты настроен серьезно. Можно психовать, обижаться, хлопать дверьми, но это не аргументы. Если у вас нет слов и аргументов, то, может быть, не стоит этим заниматься? Но в любом случае, перед там, как опускать руки, нужно воплотить все накопившиеся идеи, выложиться и попытаться показать результат каким-то авторитетным для вас личностям — порой именно такие люди могут наставить вас на путь истинный. Не делайте резких движений. Если вы чувствуете, что нужно где-то подтянуть, поучиться чему-то — учитесь. Я после института ездила в Строгановку на занятия со свободным посещением и рисовала обнаженную натуру, потому что мне не хватало этих знаний. Ищите возможности — вокруг их очень много. А самый главный совет: научитесь разговаривать с собой. То, что делают внутренне негармоничные люди, не находит отклика. Пока я не научилась понимать себя, у меня тоже ничего не получалось.

 

 

 

 

 

 

За волшебные снимки спасибо Даше Бесединой 

Раздел: Про моду
Прочитано 1630 раз Последнее изменение Вторник, 14 Июль 2015 22:37
Социальные комментарии Cackle