Про моду

Пару месяцев назад я начала серию публикаций Girls Do It, в которой рассказываю о молодых и талантливых девушках, которым удалось превратить свое любимое дело в успешный бизнес, не идя на компромиссы с собой. И хотя с тех пор прошло многовато времени, я, с вашего позволения, продолжу)

 

Про Лесю Парамонову я впервые услышала на первом курсе. В 2012 году она выиграла конкурс уже несуществующей Недели моды Cycles & Seasons, и о Лесе вдруг все стали писать. Но я про нее и ее марку LES' (читается как «лес») узнала от знакомых девочек-дизайнеров, когда они жаловались на безденежье: «Мы работу найти не можем, а эта Леся сидит, рисует своих фей и рассказывает про сказочный лес». Ну, я, как любой нормальный человек, загуглила. И мне сразу тоже захотелось рассказывать про этот лес и этих фей: девочки в прозрачных платьях-рубашках, с кристаллами на лицах, с папоротниками в волосах были меньше всего похожи на обычных реальных людей. Не очень-то удивительно, что жюри выбрало тогда именно Лесю — ее одежда выглядит так, как если бы ее придумывал Питер Пэн. Или один из братьев Грим. Или кто-то, у кого дома живет единорог и ест ежевичное варенье.

 

С тех пор я хотела с Лесей познакомиться, а когда решила начать Girls Do It, перестала хотеть и написала ей в Facebook. За три года много чего поменялось: теперь Парамонова работает над недавно запустившимся интернет-магазином, снимает фильмы, делает коллаборации с тайваньскими художницами, брендами вроде Kiehl's и московскими концептуальными магазинами, ее одежда стала продаваться по всему свету и мелькать в глянцевых журналах, а известный британский блогер и классный журналист Сьюзи Лау считает ее чуть ли не любимым своим дизайнером.

Additional Info

В 1990-м году или чуть раньше нынешний президент театра «Кремлевский балет» Андрей Петров договорился об одной услуге с французским Домом Nina Ricci, креативным директором которого (или, как говорили в то время, «главным дизайнером») тогда был Жерар Пипар. Петров тогда собирался поручить знаменитому артисту балета и хореографу Владимиру Васильеву постановку «Золушки» на музыку Сергея Прокофьева, и не самая спокойная обстановка в стране, в общем, никак не мешала творчеству Владимира (да и многих его предшественников даже в гораздо более трудные периоды нашей истории). До сих пор никто не понимает, как Петрову это удалось, но 15 июля 1991 года труппа Кремлевского балета появилась на премьере в костюмах, созданных в ателье Nina Ricci по эскизам Пипара. Десятки пачек, шопенок и трико из тяжелого шелка, вручную расшитые целыми россыпями диковинных тогда кристаллов Swarovski, сложносочиненные короны с инкрустрациями, плащи, вдохновленные французским историческим костюмом, — все это богатство стоимостью в несколько миллионов франков было подарено костюмерным Кремлевского дворца в знак единения «французского духа и русского таланта». И все это, оказывается, до сих пор хранится в кремлевских архивах, о чем я узнала во время подготовки февральского материала.

 

Я хочу, чтобы вы понимали, что меня поразило. Сам по себе факт сотрудничества известного бренда и легендарного хореографа не очень удивителен — костюмы для балетных делали и Коко Шанель, и Кристиан Лакруа, и — из недавнего — Сара Бертон и Мэри Катрантзу. Но такой царский подарок в начале безумных девяностых, который команда Nina Ricci сделала не Большому, не Мариинскому театрам, а Кремлевскому дворцу (по сути — лично Петрову) — это случай беспрецедентный.

Additional Info

28 Январь 2015

Если бы

Первые два-три года, которые я занималась балетом, мне казалось, что я вырасту и задвину Майю Плисецкую. Потом я чуть охладела, а оставшиеся лет шесть просто терпела со скандалами, потому что мне хотелось читать «Гарри Поттера» и пробовать, как все нормальные люди в четырнадцать, напитки под градусом, но вместо этого я каждое утро пять дней в неделю проводила в хореографическом классе. Дальше все сложилось само собой — не то чтобы я была поцелованным Богом балетным дарованием, да и с моей комплекцией как-то логичнее танцевать twerking, чем парить по сцене в невесомой шопенке. Я по-дурацки выгляжу с зализанными волосами, люто ненавижу белые колготки и считаю, что как ни заматывай пальцы, пуанты все равно сотрут их до кровавых мозолей.

 

Но если честно, балет остался моей несбывшейся мечтой, которая до сих пор бьет меня по спине, когда я начинаю сутулиться.

 

Потому что балерины — это и правда такие неземные феи, которые смотрят на вас из-под вздернутых бровей, могут не есть, не спать и похвастаться кубиками во всех нужных местах. Они действительно как-то по-другому видят мир и даже выглядят иначе, а еще они сильные и смелые. Ну и вся балетная эстетика, где рядом с ворохами прозрачной сетки стоят сбитые в нечто неудобоваримое ноги, — это очень красиво. Поэтому я ни секунды не сомневалась, когда у меня появилась возможность попасть за кулисы Государственного Кремлевского Дворца и увидеть, как артисты «Кремлевского балета» готовятся к премьере «Волшебной флейты». А еще рассмотреть (и даже примерить) некоторые костюмы, от которых у меня до сих пор перехватывает дыхание.

 

Смотрите сами)

Additional Info

Сначала я расстроилась. Я смотрела первый показ Джона Гальяно для Maison Martin Margiela и чуть не плакала от обиды: пятнадцать лет в Dior, скандал и судимость, всяческие реабилитационные центры, вдруг! возможность снова работать на большой Дом — и Джон опять нашил корсетов. А ведь планета вращалась в обычном темпе, пока его откачивали доктора, и теперь никто такое уже не носит. Более того — никто не хочет такое носить. Вот эти джинсовые микро-шорты, леопардовые жакеты и платья «ах, если бы Мария Антуанетта была сейчас жива и торговала телом». Мне так не хотелось в это верить, что я посмотрела коллекцию еще раз. Потом еще. Примерно к седьмому кругу до меня стало доходить, какая я сама дурочка, если посчитала, что Гальяно глупее меня. Теперь же я обожаю каждую созданную Джоном вещь и страшно радуюсь, что он смог вернуться в индустрию, где не принято раздавать вторые шансы.

 

По-честному, в Лондоне были представлены сразу две полноценные коллекции: основная и «дополнительная», и это ключевой момент. Основную можно посмотреть тут, а вторую здесь (официальных фото пока нет) — она состояла из монохромных версий каждого образа и была гораздо больше похожа на привычную одежду MMM, чем черно-красные выходы. Это было своеобразной демонстрацией возможностей Гальяно: он показал, что умеет делать вещи в духе марки, которая его наняла, при этом делать их он не собирается. Гости шоу увидели две вытекающие друг из друга истории: про прошлое Maison Margiela и про его будущее. Джон даже не изображал ностальгию, и похоронил свой дизайнерский бэкграунд за компанию с прежней стилистикой MMM. Он откровенно похохотал над тем, что делал для Dior — подозреваю, что леопардовые бикини с такими же жакетами, корсеты в чистом виде и просыпанные блестками прически в духе двадцатых мы видели у него в последний раз.

Локация:

Additional Info

26 Ноябрь 2014

10 Things I Hate About You

У меня, простите, наболело. Вся моя лента в Facebook забита злобными статусами модных блогеров, которым не мила их жизнь, причем солидной части из них и вовсе нет у меня в друзьях. Они смеются над нелепыми рекламными предложениями, жалуются, что им мало платят, негодуют, когда их куда-то не зовут, ехидно обсуждают чужие проколы и постят, постят, постят бесконечные снимки с неочевидных презентаций. Обстановочка, в общем, гаденькая. Это такая отдельная каста ребят, которым все никак не удается добиться признания, и они начинают исходить ядом. Часто к ним присоединяются новички — блогу уже месяц, а Анна Винтур все еще не звонит (те, кто давно и успешно занимаются своим блогом, такой ерундой страдают редко и критикуют, в целом, по делу). И меня чуть-чуть пугает, сколько людей в этой блогоармии недовольных и якобы медийных. Я часто и много по работе общаюсь с представителями модной прессы, и могу точно сказать, что представление о российском блогинге формируется вовсе не по благому начинанию команды Hello, blogger!, а по этой странной толпе, которая всего очень хочет, но мало что на деле может.

 

И только не надо про «побочный эффект формирования любого сообщества». Не стоит белое с круглым мешать.

 

Для меня российская модная блогосфера — субстанция во многом таинственная. Я понимаю известность Леандры Медин и многомиллионный доход Кьяры Ферраньи. Я с удовольствием читаю Rookie Тави Гевинсон и любуюсь феиным миром Аликс из The Cherry Blossom Girl. При этом я абсолютно не могу вникнуть, за счет чего существует мутноватая армия обладателей российских интернет-дневников (за исключение нескольких имен), которые, собственно, и являются ядром возмущения, умудряются с кем-то сотрудничать и даже зарабатывать на своих ресурсах какие-то (всегда, по их словам, недостаточные) деньги.

Локация:

Additional Info

 

В Москве не то чтобы холодно, но точно не тропики. Я думала только об этом, когда шла после работы на public talk с Ханнели Мустапарта, который прошел в среду в ИД Телеграф. Если бы от моей редакции до места нельзя было добежать пешком за десять минут, борясь со зверским ветром, я бы вряд ли стала так тренировать свою силу воли, но сделала усилие — и не пожалела.

 

И кстати, Ханнели была с голыми под ботфортами ногами. В минус одиннадцать — ну, вы понимаете.

 

Блог этой дамы я читаю, кажется, всю сознательную жизнь. Вот где-то с 2009 года, когда он появился, и читаю. У меня был знакомый многим девушкам период собирания красивых картинок в аккуратные папочки — вроде как их наличие делает и тебя немножко прекраснее. И фотографии Ханнели занимали в этих архивах не последнее место. Будучи норвежкой с крайне странным именем (ударение на «а» и в фамилии тоже), она всегда выглядела безупречно. Но не со скучной идеальностью Оливии Палермо, а ровно так, как нужно, чтобы не смотреться пошло и не быть при этом занудой. Ханнели — пожалуй, единственный модный блогер, который почти всегда выглядит именно сексуально в том смысле, который понятен даже парням в «адидасе», сидящим зимой в неохраняемых подъездах. Я имею в виду, что мисс Мустапарта была и остается девушкой про суперкороткие юбки, высоченные каблуки, нескромные вырезы и микро-шорты. При этом она такая концептуально-минималистично-современная и не вульгарная, что иногда я думаю, не загадал ли ее Раф Симонс в качестве подарка миру на какое-то Рождество. А в среду ТЦ МЕГА впервые привез ее в Россию.

Additional Info

 

Допустим, вам 13 лет. Вы учитесь в школе, влюбляетесь, ругаетесь с родителями и прочее. Или вам десять, и влюбляться уже хочется, но пока не очень получается, поэтому вы играете в куклы (в 13 вы играете в компьютерные игры и ведете влог на YouTube). Если вы это по-настоящему представили, то знайте: вы ждете четвертого сентября. Потому что именно в этот день выйдет четвертая часть легендарной компьютерной игры The Sims, которая заменила девочкам кукол и тамагочи. То есть вам, скорее всего, гораздо больше тринадцати, и на эту игру вам по логике должно быть наплевать. Но поверьте: вам это тоже интересно.

 

Потому что девочки, которые вырастут на этой игре, через несколько лет дадут вам фору.

 

По виртуальному городу идет толстушка в леггинсах и с ярким макияжем — знакомьтесь, это Эмбер. Она вроде бы художник, королева всех окрестных вечеринок и гроза мужских сердец, потому что на протяжении трех промо-роликов The Sims 4 она трижды дает звонкие пощечины вставшим на одно колено женихам. Естественно, разным женихам, которые в нее влюблены, ведь Эмбер — классная. Она все время шутит и радуется жизни, может рассмешить любого, и неясно, как в реальной жизни вы вообще без нее обходились. Где-то неподалеку красивая мулатка заперлась в подвале — она там мастерит деревянную мебель. Ну, с пилами, молотком и ругательствами. А белокурая барменша каждую ночь спит с разными мужчинами, всерьез задумываясь, не пристегнуть ли наручниками к кровати заводного стареющего миллионера. Исключительно по обоюдному согласию и ради удовольствия.

Локация:

Additional Info