Looks

Сегодняшний понедельник — пятый по счету день моего отпуска и 27 по счету день июля, а я все еще в Москве. А потом будет еще один день отпуска и еще один июльский/августовский день, когда я буду в Москве — уеду ненадолго к родителям, но это совсем не так и далеко и, уж конечно, в пределах России. Когда я рассказываю об этом знакомым, все делают круглые глаза, мол, совсем свихнулась, потому что двухнедельный отпуск тратить на Москву — это особый признак помутнения ума. Когда кто-то хвалит этот город и выкладывает вот это все #москваялюблютебя, в ста пятидесяти процентах случаев кто-то хочет сказать, что здесь можно скоротать время после работы и нескучно провести выходные. И лично я не знаю ни одного человека, который сидит летом в Москве, если его здесь не держит работа, учеба, проблемы или отсутствие денег. При нормальных раскладах люди едут в Португалию, США или хотя бы в Италию, при плохих сидят на даче и немножко злятся (даже если дачный быт оказывается фотогеничным и на снимках выглядит как кусочек Прованса), но в общем и целом лето в Москве — это такая же глупая, не стоящая обсуждений статистическая погрешность, как проспать Новый год. Типа «Эм, ну бывает, чувак, в следующем году наверстаешь».

 

Не буду врать и говорить, что решила поставить героический эксперимент горожанина-нонконформиста. В моем случае так сложились обстоятельства — может, я и улечу куда-нибудь к песчаным пляжам на несколько дней, но самый большой кусок этого отпуска я точно буду тут. А самый большой кусок этого лета и вовсе закончился, и в какой-то момент я из-за этого так распереживалась, что кошмар. Но потом случились четверг, пятница, суббота и воскресенье этого столичного отдыха, и все стало потихоньку меняться — то ли потому, что погода наконец-то и правда летняя,

Локация:

Additional Info

Я тут поняла, что не помню решительно ничего про свой выпускной. Серьезно, неделю ломала голову, пока смотрела фотографии красивых и пьяных выпускников в ленте — и без толку. Остались какие-то урывки: мама и бабушка жалуются, что официанты не приносят родителям еду, поэтому они заказали самую большую бутылку Martini, я танцую с чьим-то папой, а потом вроде бы был салют, а потом мы пошли гулять, а утром мама пыталась разобрать мою помятую прическу, пока я спала. Занавес.

 

Школьный выпускной — это странный праздник, на котором не очень понятно, что отмечать. Мне вот было в основном страшно и жарко (это было лето 2010, когда от аномальной жары горели леса). Я не помню, с какими словами мне вручали мой аттестат, из-за чего мы поругались с моим молодым человеком в тот день, раз пришли на выпускной раздельно, и был ли у нас в конечном итоге салют. Но знаете, что запомнилось мне на всю жизнь? Мои представления о прекрасном, которые увековечены на всех фотографиях.

 

На свой выпускной я хотела выглядеть как Блейк Лайвли: стилисты популярной в 2010 году «Сплетницы» плели ей из волос что-то дико крутое, ну и вообще — платья короткие, ноги длинные, грудь голая. Все это мне страшно тогда нравилось и все это я хотела повторить. Не думаю, что так уж сложно было покорить мое сердце, когда ты — героиня самого популярного сериала, и рост у тебя под 180, и фигура как у моделей Victoria's Secret, и какое-то неприличное количество красиво покрашенных белых волос, а твоей потенциальной фанатке только-только исполнилось 17. Поэтому поиски своего выпускного платья, которые я начала в сентябре (!), кружили вокруг гардероба Серены ван дер Вудсен, и никто не мог меня переубедить.

Локация:

Additional Info

Я хотела в паре коротких абзацев рассказать, как мне не повезло вляпаться в трехлетнюю историю (не вполне даже романтическую) с одним мудаком и как я лихо с ней разделалась. А это неправда. Я разделалась с ней не лихо и в пару абзацев мне не уложиться, да и жизнеутверждающей selfmade-морали в духе «делай как я» у меня нет. Мне понадобился год, чтобы вообще что-то попытаться про это рассказать, поэтому я просто поделюсь небольшим, но любопытным наблюдением, которое вдруг кому-то пригодится.

 

Наблюдение и правда короткое: небо не рухнет. Оно не рухнет, когда вы по молодости и неизмеримой глупости романтизируете чужие недостатки и с наивным, непонятно откуда вычитанным упорством пытаетесь переделать другого человека. И когда у вас ничего не выйдет, все тоже останется на своих местах. А через три (в моем случае) года, когда ваш личный Печорин вдруг окончательно развенчает свой героический облик в вашей голове, небо тоже останется на месте. Даже если на улице июнь, а вам портят жизнь, и экзамены к тому же, и работа, и вы готовите к запуску сайт, где будете размещать свои короткие наблюдения, и кажется, что мир просто свихнулся, на самом деле мир в полном порядке. Порядок никуда не денется и в те отчаянные моменты, когда вы уверены, будто теперь до скончания времен вам будет наплевать на всех мужчин на свете, потому как невозможно по доброй воле соглашаться на эти моральные экзекуции. Время не остановится и не пойдет вспять, и это сто процентов.

 

Это и просто, и поразительно одновременно, но в сфере околоромантической у людей вообще редко происходит что-то трагичное в масштабах вечности или даже их собственной жизни. В лучшем случае, вы как-то возьмете себя в руки, больше не будете позволять другим лишнего и справитесь со свежими комплексами.

Additional Info

10 Март 2015

Перемены

Некоторых хлебом не корми — дай поплакать. Любое нервное потрясение вроде хама в магазине или срыва чрезмерно темпераментного начальника превращает таких людей в соленый водопад, и я даже не говорю про настоящие поводы для слез вроде ссоры с любимым человеком или падения голым боком на асфальт (было и такое). А вот я почти никогда всерьез не плачу. Мне не бывает настолько обидно, чтобы я разрыдалась, и я совершенно не умею плакать во время скандала, чтобы второму человеку стало стыдно, хотя очень хотела бы обладать этим полезным в жизни умением. Зато я не могу сдержать слезы, когда меня распирает радость из-за того, что добро победило: например, когда маленькие Гарри, Рон и Гермиона бегут к бородатому Хагриду и обхватывают его, насколько хватает рук, потому что Волан де Морт опять повержен, а учебный год в Хогвартсе закончился. Или когда у Евы получается починить ржавого Валли. Если слышите трогательную возвышенную музыку в финале фильма — знайте, где-то сижу я и обливаюсь умиленными слезами.

 

А еще я тихонечко реву, когда принимаю важные решения и меняю что-то в своей жизни. Мне очень легко привыкнуть к незаметным вещам, и когда приходит время с ними расстаться, это заставляет меня чувствовать себя абсолютно беспомощной. Я быстро привязываюсь к работе, к людям, даже к номерам в отелях, и мне до слез грустно расставаться с ними, потому что вычеркивать приходится не только конкретного человека и не только конкретные стены, но и громадную кучу связанных с ними воспоминаний. То есть надо вроде как смириться с тем, что как раньше уже не будет, даже если это «как раньше» мне во многом нравилось и делало меня счастливой. И я, кстати, до сих пор не уверена, что эти решения так уж нужны, если мне от них настолько плохо.

Additional Info

25 Февраль 2015

Шапка

Когда я училась во втором классе, папа подарил мне красную куртку, красный дутый комбинезон, красный шарф и красную шапку с огромнейшим помпоном. К этому комплекту я относилась, в целом, положительно, но шапка бесила меня страшно. Во-первых, я чувствовала себя в ней гномом (и это было оправдано, потому что до конца средней школы на физкультуре я была по росту второй с конца). Во-вторых, надо мной похихикивали злые дети, которые сами ходили в аккуратненьких синих-черных-белых гладких шапках, и я тоже хотела чего-то поспокойнее.

 

Особенно меня пугало то, что из шапки невозможно вырасти. То есть при неудачных для меня раскладах мне бы пришлось носить ее всю жизнь до первых самостоятельно заработанных денег (чуть позже почти так получилось с ядовито-оранжевым пуховиком, и меня до сих пор немножко потряхивает, когда я вижу этот цвет пусть даже в виде апельсинов). В общем, примерно до пятнадцати лет я считала, что нет в одежде ничего заманчивее спокойной нормальности, которая не горит всеми оттенками светофора и не нависает над тобой огромным помпоном размером с половину головы.

 

В какой-то момент это превратилось в шапочный гештальт: я не могла носить ничего на голове вообще, из-за чего и стала счастливой обладательницей проблем со здоровьем. От них было так трудно и нудно избавляться, что теперь я натягиваю шапку, перчатки и шарф буквально в ночь с 31 августа на 1 сентября. Боюсь. И то ли от неизбежности, то ли еще из-за чего я постепенно втянулась. Может, обожать шапки — это так же странно, как их ненавидеть, но я вот обожаю и всегда теперь бегу первым делом к соответствующему стенду в любом магазине. 

 

Эту серо-голубую шапку я люблю больше остальных, потому что похожа в ней на гриб из мультфильма)

Локация:

Additional Info

21 Декабрь 2014

Зима

Я не хожу по магазинам. В какой-то момент мне это просто разонравилось, я перестала заниматься накопительством и раздала/выкинула несколько пакетов когда-то любимых вещей, которые сами по себе перестали меня радовать. Мои вылазки за новой одеждой теперь стратегически спланированы и не отнимают больше часа со всеми примерками. И я (с гордой улыбкой) могу сказать, что каждая новая вещь занимает строго отведенное для нее место. Но так было не всегда.

 

Когда я только переехала в Москву, у меня абсолютно не было денег, зато почему-то было огромное желание покупать. Собственно, покупать что угодно — от блокнотов до пальто, и покупать я умудрялась много, и выглядело это жутко, и как же, как же жаль, что не все фотографии тех лет можно удалить из социальных сетей. Одним небесам известно, сколько еще акриловых шапок появилось бы в моем шкафу, если бы дела у меня не пошли в гору и я не заключила бы первый ощутимый для меня контракт. Полученный гонорар я спустила моментально — оплатила курсы, на которые давно хотела, купила кучу вещей и у меня еще оставалась энная сумма. Не то чтобы много, но достаточно для покупки вполне приличных и нужных ботильонов. Как раз тогда я — не помню, откуда — узнала про Outlet Village Белая Дача. Я жила в славном районе Кузьминки, и помимо крайне колоритных персонажей у меня прямо под боком был, собственно, аутлет. Поехала. На тот момент в этом городке из мини-магазинов не открылась даже половина отделов, но ботильоны я купила. Это была самая моя дорогая пара обуви, и хотя я не особо их потом носила, а моя жизнь довольно сильно поменялась, я их храню как воспоминание о том странном, но хорошем времени. Мне приятно о нем думать)

Additional Info

Они ворвались в мою жизнь внезапно: зеленые. Мохнатые. Сапоги. Мама затащила меня на распродажу в Parisienne — маленький магазинчик, который расположен так, что можно разгоняться от его двери и нырять прямо в Патриарший пруд (ну, мало ли). Там всегда все очень красиво: девушки и правда умудрились устроить в Москве маленькую Францию. Они возят французские марки, в том числе и совсем локальные, причем я прекрасно представляю себе, как каждую из этих вещей покупает жительница Парижа или Лиона. Тонкий хлопок с цветочным принтом, кюлоты, кожаные сандалии и лодочки на умеренном каблуке, этнические украшения и объемные свитеры — вот это всё. Плюс, там можно встретить вещи из других геолокаций, но принцип подбора — тот же. Единственный недостаток Parisienne — он довольно дорогой. Стоишь ты над платьем и понимаешь, что оно, конечно, из натуральной ткани, хорошо сшито и вырез у него ювелирной глубины, но двадцать тысяч рублей. И все. 

 

Но распродажи хозяйка магазина устраивает честные: в прошлом году я уже купила там смешные дубленые ботильоны IRO за 7000 рублей, а в этом мама отправилась за такими же и взяла меня с собой. Мы пришли часам к трем и на месте узнали, что по поводу щедрого жеста «все по 2000 рублей» очередь у магазина выстроилась еще до открытия. В общем, оставался неформат и летние вещи, которые я стараюсь осенью не покупать. Я уже всерьез задумалась над серебристыми брюками, когда мама из-под какого-то стола вытащила алую коробку с этим зеленым безобразием Opening Ceremony. Сначала я смеялась. Потом ругалась. Потом уже практически плакала от злости, но мама все равно заставила меня их померить. И когда очередь выстроилась уже ко мне — вдруг я решу не брать сапоги, когда мои ноги уже почти парили от удобства колодки, когда я увидела, как эти бирюзовые чудовища правильно стройнят ноги, я решила их купить.

Локация:

Additional Info