30 Июль 2014

Почему тридцатилетние мужчины носят яркие ботинки

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Эти ребята обожают разноцветную обувь всех мастей: топсайдеры, мокасины, лоферы, броги и прочие дезерты. Изумрудная замша или синяя матовая кожа при лимонно-желтой подошве — это сразу да. Сразу. Выше, как слои домашнего торта, наползают друг на друга остальные цвета: яркие носки предваряют брюки в благородных тонах драгоценных камней. Потом — рубшака, даже если и белая. Иногда она таит под собой майку с логотипом любимой рок-группы — под эту музыку чувак в топсайдерах слэмился как молодой бог, когда был, собственно, молодым. И пиджак, конечно. И бабочка (желательно). И шляпа (опционально).

 

Они много покупают у итальянцев — иногда осознанно, иногда с подачи спутницы, а иногда потому, что так одевается подавляющее большинство знакомых их круга. Кто-то из них выглядит почти как коренной неаполитанец, только чуть китайской сборки — там морщит, здесь обтягивает, а на выходе — мем из серии «что я хотел и что получилось в итоге». Другие старательно изображают стопроцентное вещевое безразличие, хотя на деле это двухсотпроцентное вранье. Конечно, им не наплевать. Естественно, за сумкой, которую они вальяжно бросили в прихожей, им пришлось охотиться не один месяц (велика вероятность того, что саквояж и вовсе сделан на заказ). Но обэтом — молчок. Хоть бы и под страхом смерти.

 

Эти ребята ровно на десять лет старше меня. Ну, плюс-минус два-три года в счет статистической погрешности. Им в районе тридцати, они почти женаты — во всяком случае, были - и в той или иной степени несчастны. Несчастны в духе барышень, которые требовали нюхательные соли к плановому обмороку. Я не строю из себя психолога или физиономиста, просто делюсь наблюдениями. Если серьезно, то ботинки с саквояжами — это ерунда. Мелочи и глупости.

 

Я тут поняла, что очень, очень много знаю о моем поколении. Про двадцатилетних пишут книги, запускают СМИ и теле-шоу, на нас ориентируются целые индустрии, а статьи про молоденьких миллионеров сыпятся на меня каждый день и заставляют чувствовать недостаток гениальности в моем ДНК. Я засыпаю с мыслью о том, кем был Лермонтов в моём возрасте, но в кошмарах ко мне являются Марк Цукерберг и, кстати, Кира Пластинина — моя ровесница, лицо огромного холдинга. Я читаю про наши пороки, поверхностное восприятие и амбициозность. И я достаточно знаю о поколении моих родителей — просто потому, что эмпирическим путем несложно за двадцать лет знакомства сделать выводы. Но мне почему-то не предлагается почитать ничего про тех, кто тусуется посередине. Им было десять лет, когда я родилась. Они закончили школу, когда я пошла в первый класс. Слишком молодые, чтобы быть моими родителями, они были слишком взрослыми, чтобы гулять с тринадцатилетней мной во время летних каникул у бабушки. И все-таки волшебным образом вышло, что именно эти люди из загадочной возрастной категории, которую никак не получается догнать и изучить, постоянно вклиниваются в мою жизнь.

А всё потому, что именно за них хочется, например, замуж. Если представлять себе, что завтра рванет и нужно выбрать рандомного мужа перед Апокалипсисом, в голову приходит не сорокалетний отец семейства и не ровесник, который прячется от военкомата и строчит ВКонтакте посты про войну на Украине. Что-то среднее — уже опытный, еще не старый, уже перебесился, еще не скучный, уже намного умнее меня, еще не буду чувствовать себя с ним дурой. И если дружить с кем-то постарше, то логичнее с ними, чем с друзьями папы. Они, как правило, умеют веселиться и у них есть на это деньги. А еще они жутко начитанные, и от этого берет спортивная злость, которой так обидно не хватает в разговорах с однокурсниками.

Раздел: #BLAHBLAHBLAH
Прочитано 1553 раз Последнее изменение Суббота, 11 Октябрь 2014 13:16
Социальные комментарии Cackle