15 Февраль 2016

Большие и маленькие

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Медиа

«Видишь, мужчина идет? Старенький совсем стал. У него жена, Лида, за грибами два года назад поехала — и под поезд попала. Ноги ей по колено и отрезало. Вот не могла она подождать, пока поезд проедет, надо было ей через пути бежать! Теперь мучаются, бедные — дети-то в другом городе. Хорошо хоть квартиру поменяли, на втором этаже полегче им. Здравствуйте, Володя! Не слышите? Здравствуйте, говорю! Мы с вами раньше соседями были, не помните? Как Лида? Почему в Орле? Живет там? Да как же без вас-то, жена же ваша? А, Галя — жена? Забыла, простите ради Бога. Как Галя, как ноги ее? Да, и мы потихоньку, идите-идите, Володя, дай вам Бог здоровья», — это мы просто пошли с бабушкой купить хлеба.

 

Мама обижается, но я не могу часто ездить домой. Меня там как будто силой заставляют съесть красную пилюлю из «Матрицы» и отправляют в бутафорский мир, а я-то знаю, что есть настоящий. Родственники преувеличенно рады, улицы слишком маленькие, дома слишком низкие, все очень быстро и, одновременно, медленно и похоже на экзамен «а теперь расскажи, чего ты добилась за последнее время». Если не накраситься в поезде, мама скажет, что я бледная и у меня больной вид. И старые друзья так скажут, если не расстараться, и бабушки с дедушками — близкие люди не хотят, на самом деле, знать, что у меня есть не только та сторона жизни, где меня награждают почетными призами. Просто они и так переживают. Они далеко, и вопреки законам физики, издалека мои трудности видятся им слишком большими, а я — слишком маленькой. Поэтому приходится рисовать глаза и губы, надевать одежду, в которой я не выгляжу слишком худой (боже упаси) и рассказывать истории о том, как я выхожу победителем из любой ситуации. Так всем лучше. Правда, все картонное и странное, но это ничего.

 

Страннее всего, честно, не это. В моем родном городе и в городе, где живет бабушка — наверное, во всех маленьких городах — что-то не так с личным пространством. Его там нет. Люди звонят друг другу без предупреждения (пусть это мобильный аутизм, но я такое ненавижу), спрашивают про наличие у меня жениха или хотя бы просто чувака, с которым я сплю («Ну Насть, ну для здоровья же!»), про то, сколько я зарабатываю и чем планирую заниматься после университета (как будто я до и во время университета не занималась ровно одним и тем же). Они хотят знать обо мне больше, чем близкие друзья, хотят знать все обо всех — и рассказывают мне о себе тоже все-все. И я как будто голая.

 

«А я говорю, что не рано тебе замуж. Даже поздно — потом одни б/у останутся. У вас-то там в Москве поди одни эти, голубые? А детей кто рожать будет? Главное предназначение женщины — что? Нет, не состояться, а родить детей. И не одного — один эгоистом вырастет. Вот у нас было четверо, и ничего, всех вырастили, все хорошие. Не модничай давай, никакие времена не поменялись, мы бы и сейчас всех вырастили. Денег на это не надо, захотят — сами людьми станут. Какое образование? Бесплатное в России образование, спасибо Путину. В 25 уже будешь старородящей», — это я напомнила дедушке, что заканчиваю в этом году университет.

 

В Москве достаточно зарабатывать на отдельную съемную квартиру и скачать себе на телефон Uber, чтобы искренне поверить, что ты в этом мире один. По крайней мере, из важного в радиусе 1000 километров. В таком мире твои проблемы — самые серьезные, друзья — самые корректные, а мысли — самые значимые, ты можешь вести себя как последняя свинья или, наоборот, помогать людям (кошкам/собакам), попавшим в беду — и никто об этом не узнает, если ты не захочешь. Сейчас будет очень банально, уберите от экрана детей: никто и не хочет знать больше, чем ты сам рассказываешь о себе в Facebook и показываешь в Instagram. Все эти акции в социальных сетях «я сфотографировал свою загаженную кухню — и теперь вы поймете, что мир не такой идеальный, как в вашей ленте» — это просто смешно. Они никому не нужны. Люди едут в Москву и Питер, формируют свои новостные ленты и щеголяют афористичностью слога в Twitter не для того, чтобы узнать о чужой грязной кухне, чужом пьющем муже или чужой банке антидепрессантов на полке в ванной. Этого достаточно и в городах, где всем друг на друга не насрать, а сюда едут совсем не за такими отношениями, в которых всё слишком близко и реалистично, ну правда. Нельзя так много работать и позволять при этом неподконтрольным и не твоим проблемам влиять на твое (тоже не очень-то подконтрольное) состояние. Так можно свихнуться.

 

Мне в последнее время часто бывает жутко от того, насколько сильно наша — и моя личная — тяга к бытовому и моральному комфорту меняет наши — и мою личную — головы. Жить в большом городе, где 99% людей тебе незнакомы, — это не всегда приятно, да, но во многих смыслах намного проще. Внушить себе, что ты — царь горы, здесь можно за месяц самостоятельной жизни. Довольно быстро ты понимаешь, что деньги — это не сложно и не так проблемно, как думают родители, и остальное тоже можно регулировать. Я тут весь недолгий 2016 год увлекаюсь соцопросом — пытаю знакомых на предмет того, зачем они скачали Tinder. Это, если кто не знает, такое популярное приложение, которое устроено как инстаграм, но для знакомств — ты смахиваешь фотографию человека влево, если он тебе не очень, и вправо, если понравился. Совпали — можете переписываться, а там уж как договоритесь. Так вот, тех, кто качает его для потрахаться, для единовременного приятного вечера или потому что «город новый, знакомых нет» — их абсолютное меньшинство. Почти все остальные искренне верят, что так они могут волевым усилием изменить свою жизнь. Найти любовь, просто смахивая фотки влево-вправо, или наоборот, найти кого-то получше существующей любви — варианты-то неограниченны. Это такой огромный самообман — типа, наконец-то и с романтической неопределенностью покончено. Теперь можно даже не выходить из своей съемной квартиры — и собственными самостоятельными руками нарыть себе счастье. Как будто от того, что в тиндере сидит половина Москвы, шансов встретить своего человека там больше, чем на концерте в «Олимпийском». Как будто человека можно осознанно выбрать по фото и подписи, а потом поменять на кого-то покруче по более мощному набору характеристик.

 

Я, в общем, примерно понимаю, почему меня потряхивает, когда я еду домой. Там никто не думает, что все решаемо, а я — самая клевая под солнцем. Да, есть еще вопросы менталитета, культуры общения, банально вежливости, но почему-то так складывается, что именно тем людям, которые внезапно говорят «Насть, у тебя вроде грудь меньше стала?» или «А ты нормальную-то профессию не думала получить?», действительно на меня не наплевать. Они живут не в вакууме, им не нужно столько личного пространства и они, на самом деле, не хотят меня обидеть. Поэтому, каких бы моральных сил и часов перед зеркалом мне ни стоила каждая такая поездка, я всегда возвращаюсь в Москву с полным ощущением того, что где-то — пусть не в этом городе — есть ребята, которые по-настоящему меня любят. И будут любить вообще любой, даже старородящей — дедушка, привет.

 

Анастасия

 

 

Раздел: #BLAHBLAHBLAH
Прочитано 1984 раз Последнее изменение Понедельник, 15 Февраль 2016 12:11
Социальные комментарии Cackle